История Королевского замка

0
1589

Началась история замка, а с ним и самого города Кёнигсберга с того, что в 1254 году под флаг Великого Магистра Ордена Пеппо фон Остерна в Эльбинг на помощь крестоносцам, которые уже завоёвывали земли пруссов, прибыл один из знаменитейших рыцарей Европы, внук императора Барбароссы, великий славянский король Богемии Оттокар II Пшемысл с большой свитой знатных рыцарей и огромным войском.

 

Вторым по знатности в войске был знаменитый рыцарь Маркграф Отто Бранденбургский III, именно из его рук Берлин получил городские права. Авторитет короля Оттокара II среди рыцарей был столь велик, что экспедицию было поручено возглавить ему, а не гроссмейстеру Ордена.

 

Итак, отпраздновав Рождество в конце декабря 1254 года, конные войска рыцарей двинулись от Эльбинга к замку Бальга и оттуда по льду залива Фришес Хафф (по-другому Фришгаф, сейчас это Калининградский залив) в Земландию, в район современных городов Балтийска и Приморска. Начался разгром и уничтожение наиболее уреплённой прусской земли Самбии. Крестоносцы прошли по прусским землям с запада на восток от Гермау (ныне пос. Русское) до Тапиау (ныне г. Гвардейск) и затем вернулись в укрепление Варген (ныне пос. Котельниково в 7 км. западнее калининградского пригорода Чкаловск). Дав войскам передохнуть, Оттокар II и гроссмейстер Ордена Пеппо фон Остерна выдвинулись на юг к реке Прегель, планируя по ней двигаться к заливу и далее вернуться в Эльбинг.

 

Но, оказавшись на берегу реки Прегель в том месте, где её рукава образуют остров Книпаб (Кнайпхоф), а справа от русла на высоком холме находилось прусское городище и крепость Твангесте, Оттокар II и гроссмейстер увидели выгодное положение места.

 

Непосредственно строительство замка началось весной 1255 года. Главными организаторами строительства замка были братья-рыцари Ордена: гроссмейстер Пеппо фон Остерна, ландмейстер Пруссии Герхрад фон Хиршбег, комтур Земланда и первый комтур замка Кёнигсберг Бурхард фон Хорнхаузен (в будущем магистр Ливонии) и орденский фогт Дитрих фон Лиделау.

 

Начало строительства замка Кёнигсберг не было масштабным. Вместе с верными пруссами рыцари построили на месте предварительно сожжённого прусского городища Твангесте на юго-восточном склоне горы небольшую, уходящую в землю деревянную крепость, планируя в дальнейшем строительство большой каменной крепости на просторном плато Королевской горы, находящемся на высоте 20 метров над уровнем реки Прегель. От берега Прегеля дорога в крепость вела вверх по ущелью вдоль русла «кошачьего» ручья Катцбах. Ныне это место от памятного знака «Морякам Балтики, пересекая Московский проспект, через заправку и вверх на гору, напротив Дворца бракосочетаний.

 

Рыцари в 1256 году перегородили ручей недалеко от входа в крепость, получив таким образом Замковый пруд Шлосстайх, из которого пополнялся крепостной ров. На ручье была построена первая мельница.

 

И решено ими было воздвигнуть здесь замок «для защиты христианской веры». Так писал Пётр из Дуйсбурга — хронист Тевтонского ордена. Король Оттокар II оставил щедрые дары для строительства замка и к 17 января 1255 года с войском вернулся в Эльбинг.

 

У северо-западного угла крепости, где располагалась старая рыночная площадь, и начало застраиваться первое поселение с неравномерной планировкой (ныне это место в районе гостиницы «Калининград»). Это был ещё не запланированный любекцами торговый город, но уже укреплённое поселение, населённое воинами-дружинниками, мастеровым людом Ордена и обращёнными в христианство пруссами, а также несколькими торговцами из Любека.

 

Но вернёмся непосредственно к Замку.  В 1260 году крепость Кёнигсберг ещё не была достроена, но сумела устоять в ходе крупнейшего восстания пруссов, начавшегося в 1260 году. когда пруссы перебили всех захваченных христиан, захватили и сожгли множество замков и крепостей. В феврале 1261 года пруссы осадили замок-крепость Кёнигсберг, а поселение захватили и разрушили. В итоге начавший складываться у крепости первый город был уничтожен. Крепость выдержала длительную,  жестокую осаду, длившуюся почти два года. На помощь Ордену вновь прибыли отряды рыцарей из Европы, в том числе снова войско рыцаря Маркграфа Отто Бранденбургского, заложившего в 1266 году орденский замок Бранденбург (ныне пос. Ушаково по дороге на Мамоново). Мятежных пруссов удалось разбить, а замок Кёнигсберг и поселения рядом продолжили своё развитие.

 

В последующее время Королевский замок постоянно перестраивался и достраивался, тем самым расширяясь и украшаясь. И уже в средние века он представлял собой мощную, неприступную крепость. Однако, когда стены его перестали быть защитой от пушек, они приютили свидетелей великого прошлого стры, собрание произведений искусства и ценнейшие библиотеки. Постепенно замок стал культурным центром прусских земель. Так, в разное время  в замке располагались резиденция Великого магистра Тевтонского Ордена и резиденция герцога, а затем и короля Пруссии Альбрехта Гогенцоллерна; так же он был местом коронации прусских королей (при том, что столицей королевства в последвии стал Берлин).

 

Поворотным пунктом в развитии орденской крепости Кёнигсберг стал 1525 год, когда дворец становится официльной резиденцией первого светского правителя Пруссии. Теперь уже пышной придворной жизни становится тесно в скудных орденских палатах и герцог Альбрехт решается на полную перестройку и расширение дворцовых покоев — Замка. Так, появилось новое восточной крыло замка, названное позже «строением Альбрехта».

 

В эпоху Ренессанса заново отстроенный дворец превратился в великолепную резиденцию прусских герцогов. В XVIII и XIX веках дворец был достроен полностью.

 

Вообще, основные строения северного крыла Замка относятся ещё к орденским временам. К XX веку здесь находились помещения отделов Государственного архива и колегии адвокатов при Верховной земельном суде.С западной стороны в одном из помещений выступающей на север башни находилась камера пыток. В восточной части замка находились «Московитские палаты» — празднично оформленные покои, в которых Альбрехт I в 1576 году принимал первое русское посольство. А в подвалах, почти под «залом Московитов» находился древний винный погребок «Блютгерихт» («Кровавый суд»). Этот подвальный ресторан самой древней части северного крыла замка получил своё наименование скорее всего от цвета красного вина. Погребок вызывал интерес не только у жителей Кёнигсберга, но и у  всех иностранцев, бывавших в городе. Здесь отмечались разнообразные праздненства, знаменитые писатели собирались тут со своими друзьями и оставляли свои афтографы в Книге для гостей. Экзотическая обстановка залов подчёркивала самобытность ресторана. Массивные дубовые столы и громадные винные бочки стояли стройными рядами.

 

Много древних легенд и преданий витало вокруг этого знаменитого винного погребка, скорее всего из-за названия и из-за таинственных, лишённых дневного света подвальных помещений ресторанчика.

 

Западное крыло Замка построил Маркграф Георг Фридрих фон Ансбах, опекун Альбрехта II. В 1584 году он поручил архитекторам Блазису Берварту и Михаэлю и Гансу Висмартам строительство западного крыла замка, задуманного для определённых,  особых целей. Одно из первых построек замка, сохранившихся вплоть до 40-х годов XX века — это  знаменитая восьмиугольня башня Хабертум.

Далее, в 1705-1712 годах было построено здание Шлютера, называемое ещё «крыло Унфрида». В этом здании находились королевские покои, ставшие позже музейными комнатами. Сюда же после I мировой войны  были частично переведены городские собрания произведений искусств. Тут же в дворцовом музее, находился зал, в котором во время II мировой войны жителям Кёнигсберга демонстрировали фрагменты знаменитой Янтарной комнаты.

 

Ради этого грандиозного строения были снесены остатки Конвентсхауса (зала заседаний, обязательного во всех орденских крепостях). Западное крыло снизу до верху использовалось строго по назначению: громадные подвалы для хранения винных запасов, Цойгхаус — для дворцовой охраны, двухнефная дворцовая церковь и огромный праздничный зал, получивший позднее имя «зал Московитов». Строительствоэтого дорогостоящего громоздкого замкового крыла продолжалось очень долго.

 

На стенах, хорах и колоннах висели гербы всех рыцарей ордена «Чёрного Орла», высшей награды Пруссии, учреждённой Фридрихом I накануне коронации. Кафедра и орган были выполнены в стиле барокко.

 

Королевская ложа в стиле французского короля Людовика XIV находилась напротив храмовой кафедры. Их величества входили в неё по лестнице, ведущей от Московского зала. Здесь, в этой церкви, был крещён и коронован Фридрих I.

Башня замковой церкви (донжон) была самой высокой башней Кёнигсберга и появилась впервые над южной стеной ещё в конце XIV века. А с 1864 по 1866 год она была перестроена в готическом стиле архитектором Шлютером.

 

Башня поднялась на 82 местра над уровнем дворцовой мостовой, на 94 метра над уровнем реки Прегель и свыше 98 местров — над уровнем моря. Прекрасно видимая отовсюду башня определяла своеобразный облик центра города. Для каждого жителя Пруссии она была дорогим сердцу символом столицы родного края, и до самых последних своих дней она сохранила некоторые очень древние обычаи.

Была в Королевском замке, конечно, и своя церковь, которая появилась между 1584 и 1594 годами. Она расположилась над выездом на Гезекусплац, над ней этажом выше — Московский зал. У церкви было два выхода на замковый двор. Её помещение, алтарь, кафедру, королевскую ложу — всё исполнил Шультхайс фон Унфрид в 1706-1712 годах.

 

Например, дважды в день с башни звучал хорал. В 11 часов утра — «О сохрани милость твою», в 9 часов вечера — «Покой всем лесам и  полям». Так же смотритель башни должен был извещать горожан о пожаре и вывешивать зажжённый фонарь со стороны пожара. Эта добрая традиция утратилась с появлением телефона.

 

Позднее сюда были переведены отделы восточно-прусского краеведческого музея «Пруссия» и собрания произведений искусства города. Директором музеев стал Альфред Роде. Его любимой коллекцией были изделия из янтаря. В музее «Пруссия» так же была богатая коллекция древностей, особенно доисторического периода. В Южном же крыле Замка находился Зеркальный зал. Его стены полностью покрывали удивительные, разнообразные зеркала.

 

Таким образом дворец превратился из центра управления страной, величия страны в центр своеобразного хранителя его культуры и истории. Только две части Замка по-прежнему сохранили своё предназначение. Это Замковая церковь и винный погребок «Блютгерихт». Рядом с замковой церковью находился Тронный зал с изображениями всех прусских королей на стенах. Здесь же можно было увидеть Палату Рыцарей ордена «Чёрного Орла», богато украшенную, с вычурной мебелью и с искусно орнаментированными кожаными обоями на стенах.

 

Ещё при герцоге Альбрехте в 1551-1553 годах Кристофом Ремером и Андреасом Хессе было построено южное крыло замка длиной почти 100 метров. Это строение производило неизгладимое впечатление своими изящными баллюстрадами, балконом-садом, оригинальным входом и громадной каменной чашей, наполненной водой. Здание долгое время служило Верховному президиуму.

 

В ходе бомбёжек английской авиации во время II мировой войны замок сильно пострадал, но производил на переселенцев сильное впечатление и всё  ещё поддавался восстановлению. Но советские власти примерно так выражали своё отношение к Королевскому замку: «…В центре столицы — цитадель —  остроконечный камень чудовищных размеров, в котором просверлены, высечены, выдолблены галереи, ходы, казематы. Они уходят глубоко под землю…» (газета «Правда» — апрель 1945 г.) Замок называли «гнилым зубом в пасти фашистской гадюки».

 

Но несмотря на это развалины долгое время будоражили фонтазию молодёжи, приехавших в Кёнигсберг из мест, где ничего подобного никогда не видели. Переселенцы вспоминают, что излазили все закоулки развалин замка. Все тогда ещё искали Янтарную комнату.

 

Но даже среди враждебных выкриков против Замка, слышались и слова в пользу и «за» восстановление. Находились люди, и в те времена считавшие, что «замок обязательно нужно было восстанавливать, так как он целый был. Пятиметровые стены, основание и подвалы — были целы», рассказывали первые переселенцы.

Судьба Королевского замка легла в основу очень острой дискуссии, ведь для восстановления или хотя бы консервации нужны были огромные деньги. Их не было в разорённой войной стране.

 

Некоторые переселенцы утверждают, что судьбу Королевского замка решил Косыгин. Якобы во время посещения нашей области в конце 60-х годов он, как говорили спросил: «А что это у вас в центре города?» Ему ответили, что здесь собираются замок восстанавливать и создать краеведческий музей. На что Косыгин заметил «Музей чему? Прусскому милитаризму? Чтобы завтра же его не было».

Сегодня историки не берутся точно утверждать был ли такой диалог на самом деле, но через некоторое время замок действительно был уничтожен. Советские власти так старались изничтожить малейший след Замка на Королевской горе, что даже срыли её вершину на несколько метров, от чего она теперь  и горой-то не выглядит.

Сегодня археологи раскапывают замковые подвалы, а небезразличные к судьбе своего города и его истории горожане обсуждают — возможно ли восстановить Королевский замок, и в каком виде он смог бы снова предстать на своём законном месте — на Королевской горе, там, где во все времена жила душа города…

 

ОСТАВЬТЕ КОММЕНТАРИЙ